sever_yuga: (molko: fucking shit)
моя смерть не желает придти ко мне даже на ночь. маленькая шлюшка -- у нее всегда есть кто-то, кто значительно лучше меня. завершеннее, там, или отчаяннее -- не суть, не так уж важны эти частности, просто значительно, значительно лучше меня. я сижу на кровати -- оставленный муж, надоевший любовник, ... ) мертвый плод чрева твоего, тереблю одеяло и грызу ампулу с ядом. вообще-то, таблетку от мигрени, беспокойства и голосов, но не так уж важны эти частности. моя смерть -- ужасная любимая шлюшка. горчит, стекло ранит десны. нисходит, но это по-прежнему не она.
sever_yuga: (orange)
...к книге бросаюсь только вечером -- днем не до того, слишком сумбурно, суетно и шумно внутри и вне, как много шума, невозможно, все цвенит и пляшет, у декабря определенно гипомания, -- и обнаруживаю помету возле "беззащитных и хладнокровных" -- только возле них. улыбаюсь весточке (случайной ли, намеренной).
что ж, благодарю.
sever_yuga: (orange)
...ну а что, кроме честности, остается после того, как ты испугался выйти из окна и судорожно втянул заплеванные моросью ноги-руки-голову обратно на кухню? особенно если этот ты -- я.
что, кроме покаяния?
sever_yuga: (molko: hello)
прекрасная дева с обильным, но крайне тщательным макияжем под 20-е встает и оказывается под два метра ростом. подходит к двери, берется за поручень -- рука крупная, лак -- красный. чуть задирает голову и другой рукой скребет еле заметную щетину на шее. поезд останавливается, двери открываются, дева выходит. на брошенное вслед "вы абсолютно прекрасны" глубоким грудным голосом отвечает: "благодарю вас".
следующая станция.
sever_yuga: (orange)
молю тебя, не дай умереть позже срока или отними разум, когда из пепла начну превращаться в гниль. не дай догореть, не дай погаснуть, не дай дотлеть. не дай превратиться в молчаливую фигуру с мертвой, белой, предательски не_своей рукой, в площадного балабола, в слепого, что множит картины, в безумца, правящего словом. не дай заиграться в демиурга. не дай вылюбить до привычки. не дай, не дай, не дай. забери меня на излете. о помиловании прошу.
солнце вскрывает веки. пошатываясь, выхожу на улицу. звенит.
sever_yuga: (orange)
если закрыть глаза и немного сосредоточиться, найду под веками прозрачное ломкое утро -- на просвет как крыло стрекозы, когда я лишилась шума и обратилась в слух. и снизошла тишина. и не было ничего вернее. знаешь?
sever_yuga: (orange)
...и ты пляшешь и пляшешь, дергаешься как припадочный. и для чего? чтобы мотылек-радист где-то там, под веками (под моими веками, что почему-то равноудалены на бесконечность от всех точек), трепыхался, сообщая: "живой, живой, держу с тобой связь".
sever_yuga: (orange)
звенящий и гремящий трамвай вместо блюза и цокающий звук на языке. или: пряно пахнущие подгнившие яблоки, разбросанные на пути домой. или: церковные колокола, щекочущие нё(е)бо.
или: трамвай вместо блюза. в сущности -- тот же блюз.
sever_yuga: (orange)
когда ты кричишь на это полоумное существо -- демонстрируешь кристаллизованное совершенно отчаяние, абсолютную беспомощность и слепую веру в сознательность другого. как будто этот безумец способен понять, как будто у него есть умысел, как будто он равный. неизбывное желание очеловечить эту зверушку, уверовать в наличие у него всех тех чувств и реакций, что кажутся врожденными. боже-боже, как же ненавистны дети и насколько идеальна роль медеи. что мешает быть ею? пожалуй, принципиально иной сюжет.
sever_yuga: (orange)
заснула лицом в клавиатуру. проснулась на берегу озера, кишащего рыбожабами, которых непременно нужно лизать для сохранения себя и, если повезет, понимания происходящего. ловила, заходя все глубже в воду, и облизывала, пока не утонула. очнулась лицом в клавиатуру. пошла на кухню, кишащую тараканами, заварила кофе. и что из этого навь, я вас спрашиваю.
sever_yuga: (пузырик)
лето катилось-катилось и прикатилось. вылилось колодезной водой на хребтину, заставив замолкнуть и замереть. и прислушаться.

или так:

даруй же мне, господи, то, о чем молю. ты разве не видишь, я плохо понимаю намеки и упорствую в ереси. зато тебе, наверное, смешно. мне, в общем-то, тоже.
sever_yuga: (molko: fucking shit)
***
не дают покоя сны про птицу, рыхлую жирную землю, церковный хор и бесконечное грозовое небо.

***
тоненький мальчик посреди поля, его вымывает ветром, почему я смотрю не моргая? уже исчезли руки. порыв посильнее. ничего не осталось, только на землю с металлическим почему-то стуком падает зашитый рот. я его узнаю. крика больше нет. выдеру нитки, отдам владельцу, когда если когда вновь соберется. не остается существовать лишь глупой верой в.

***
пульсирующим фонтаном -- "плохо-плохо-плохо. будет плохо": собираются тучи, но ливня пока нет. я не передатчик и даже не камертон, и вовсе слепой и нечувствительный, но ловлю это "плохо" всеми органами. и значит, так тому и быть.
sever_yuga: (molko: hello)
идея-фикс (напомню: "в болота! в питер!") признана несостоятельной (это после того, как там снята квартира, угум-с), потому что я туда ребенка не повезу, он же ебнется. ну что же, зато мне есть, куда уезжать на выходные (пока шаткая конструкция из двух человек и котика не пизданулась), -- и это уже неплохо.
sever_yuga: (orange)
переехать -- к болотным огням, плотным туманам и лесу, что чернее ночи. поселиться в хибаре -- с видом, а можно и с лазом на оккервиль, скрипучим полом, мхом вместо обоев и подобием дыбы у входной двери, -- разводить вольпертингеров и подкармливать -- втихушку, конечно, и обязательно самим собою -- болотные огоньки, надеясь, что они сделаются домашними, смирными и перестанут жрать непутевых путников -- хотя черт бы с ними, с путниками, лишь бы вольпертингеров в покое оставили. носить длинную юбку, не стричь волос, научиться оборачиваться в птицу -- хотя бы и в сову, в неясыть, там, или в сплюшку, но никогда, слышишь, ни-ког-да, во что-нибудь из отряда козодоевых. ходить к колодцу, сидеть в колодце, топиться в колодце, всплывать, вылезать, разжигать костер -- пламя зеленое -- и согреваться, выпаривать лишнюю воду. плясать у костра, наносить метки -- на себя, на стены, на оккервиль, -- ходить в лес. и слушать. обязательно слушать. обязательно научиться слушать, что принесет ветром или течением.
собирать мелкие косточки.

пепел

Jul. 5th, 2015 02:00 am
sever_yuga: (orange)
ох уж это желание свалить из отчего дома, именуемое побегом из клетки, болота, чего угодно еще. что тебе не сидится в тишине и покое, в тине и привычности, а? что же ты так хочешь наставить синяков, набить шишек, рассечь голову? чего же тебе неймется? зачем тебе своя жизнь? наблюдала бы из окошка и не питюкала. дура набитая, куда пялишься? лучше бы я тебе глазки в детстве выколола, ножки бы перешибла... тебя бы обратно затолкать, да вон отросла. дура грешная. нет бы сидеть в сытости да в холе. я так боюсь остаться одна.
sever_yuga: (пузырик)
без фенек, колец, цепочки чувствую себя куда более голой, нежели без одежды. без наушников, собеседника, цели движения чувствую себя на улице куда более оглушенной, чем сидя под усилком. без телефона -- не то чтобы инвалидом, но тяжелобольной. без книги -- работающей или с мозгами в кисель. это всё -- значимое отсутствие.
красивой -- с синяками. действительно обнаженной -- когда касаются губами соска. а это уже присутствие.
пустой и гулкой -- сейчас. теряюсь, как назвать.
sever_yuga: (orange)
22 это такие хитрые 4.